Литературы добрый гений: К 145-летию писателя и публициста Льва Клейнборта

Актуально Культура

Имя этого человека связало родную Копыльщину с именами таких знаменитых людей, как Владимир Ленин и Максим Горький, Александр Куприн и Александр Блок, Федор Сологуб и Янка Купала. Можно сказать, что это он дал путевку в жизнь юному поэту Сергею Есенину, что это с его легкой руки Есенин был принят в литературные круги России. Уроженец Копыля Лев Максимович Клейнборт — известный писатель, литературовед, публицист, перу которого принадлежит более 20 книг.

■ Лев Клейнборт (крайний справа) с семьей

…Однажды ранней зимой 1928 года, будучи в Москве, Лев Клейнборт поехал на Ваганьковское кладбище. Подошел к могиле Сергея Есенина. Около нее стояла молодая девушка в черной одежде и с густой вуалью на лице. Она горько плакала. Что-то больное в ее образе заинтересовало Льва Максимовича. Разговорились. С каким-то надрывом девушка стала читать стихи Есенина. Потом заговорили о личной жизни Есенина, о его первой жене Зинаиде Райх; об Изидоре Дункан, которая была на семнадцать лет старше его; о случайной связи с Анной Изрядновой и их сыне Юре; о внучке Льва Толстого Софье. Прочитав еще одно стихо-творение, она странно улыбнулась, повернулась и ушла назад на кладбище. …Не раз потом Клейнборт вспоминал эту девушку под черной вуалью, так горячо любившую поэта и так трагически погибшую на могиле Есенина — верного друга Галину Бениславскую.

…Первая же встреча Клейнборта с Есениным состоялась в загородном доме в Лесном, под Петроградом, где тогда жил Лев Максимович. Позже в своих воспоминаниях он так опишет эту встречу: «Тихие сумерки уже заволакивали скамейку, на которой я сидел…

— Лев Максимович? — обратился ко мне паренек, подходя со стороны калитки моего сада. Совсем юный, в пиджаке, в серой рубахе с галстуком, узкоплечий, желтоволосый.

— Есенин, — сказал он своим рязанским говорком. — Вы обо мне писали в журнале «Северные записки».

Синие глаза, в которых было больше блеска, чем тепла, заулыбались. …Через короткое время он уже сидел со мной на балконе, тихий сельский мальчик… Он рассказывал мне об Университете Шанявского, в котором учился уже полтора года, о суриковцах, о журнале «Друг народа». О том, что приехал в Петроград искать счастья в литературе.

— Кабы послал господь хорошего человека, — говорил он прощаясь».

Именно таким хорошим человеком для юного поэта и стал наш земляк. По воспоминаниям современников Лев Максимович трудно сходился с людьми. Но когда уж сходился, то дружбу эту сохранял на всю жизнь. Он обладал удивительным свойством располагать к себе людей, с огромным удовольствием помогал им находить свое место в жизни, был очень доброжелательным критиком. Авторы всегда легко предоставляли ему свои работы для критического разбора. И в его заметках ощущается доброжелательность по отношению к доверившимся ему людям: Мамину-Сибиряку, Короленко, Серафимовичу, Новикову-Прибою, Купале и многим другим. Свидетельством такой дружбы можно считать подарок первого изданного сборника стихов Есенина «Радуница» с дарственной надписью «Дорогому Льву Максимовичу. На ласковом слове спасибо».

Для своего времени Лев Максимович оказался человеком весьма передовых и прогрессивных взглядов. И неудивительно, ведь родился он в семье уважаемого в Копыле врача — Наума (после крещения Максима) Ароновича Клейнборта, получившего образование в Швейцарии, который помимо врачевания держал ямскую почту, организовал пожарное общество.  Сам Лев Максимович после окончания Слуцкой гимназии в 1896-1897 годах учился на физико-математическом, затем — на юридическом факультете Петербургского университета, но был исключен за участие в революционном движении. В 1901 г. принял православие. В семье кроме Льва воспитывались сын Марк, дочери Роза и Евгения. В свое время Марк закончил Киевский коммерческий институт, Роза стала стоматологом, Евгения — прекрасным педагогом, вела курс русской литературы в ГИТИСе в Москве. Дом Клейнбортов и сейчас сохранился в Копыле — в разные годы в нем находились райисполком, музыкальная школа, ГАИ. Ныне в ожидании новых хозяев здание пустует.

Будучи активным участником российского социал-демократического движения, Лев Клейнборт был знаком с Владимиром Ильичом Лениным. После одной из встреч Клейнборт писал: «Наш Копыль был известен не только в местных кругах. В.И. знал об этом. Увидев у меня на столе конверт с маркой «Копыль», Ленин долго расспрашивал меня об этом…».

■ Дом, в котором жили Клейнборты

Одна из наиболее известных книг Клейнборта называлась «Молодая Белоруссия»  и знакомила читателей с литературой и литературным движением республики. За помощь в ее создании Лев Максимович выражал благодарность еще одному знаменитому земляку: «Прежде всего моя признательность Тишке Гартному, который был для меня окном в «Белорушчину». В. Бонч-Бруевич в 1929 году писал: «Это первая книга, дающая широким кругам русских писателей возможность познакомиться со всеми течениями и этапами современной белорусской литературы на фоне социальной истории Белоруссии». В фондах Копыльского районного краеведческого музея хранятся два экземпляра этой книги, изданные в Минске в 1928 году.

Был знаком Клейнборт и с Янкой Купалой, стихи которого он также помогал публиковать. Так появился сборник стихов Купалы «Шляхам жыцця».

Писатель лев Клейнборт был очень постоянен во всем: и в своих литературных привязанностях, и в личной жизни. Его жена, Мария Францевна Лесгафт (именем ее отца назван институт физкультуры в Ленинграде), очень рано ушла из жизни. Детей у них не было.  И как потом друзья ни уговаривали его снова обзавестись семьей, больше Лев Максимович не женился. Жил в Лесном под Петербургом, где у него были дача, сад и любимая собака Трезор, там постоянно бывали молодые поэты и прозаики, которым известный уже в то время писатель Л.М. Клейнборт помогал утвердить себя в творчестве. Не стало Льва Максимовича 20 ноября 1950 года…

Подготовила Диана ТКАЧЕНКО



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *