БелТА: тема недели

БелТА: тема недели

Надежный щит Отечества

Президент ознакомился с новинками вооружения, рассказал о престиже воинской службы, воспитании детей и народном экспорте

На 174-м учебном полигоне Военно-воздушных сил и войск ПВО А. Лукашенко ознакомился с новыми и модернизированными образцами вооружений для нашей армии. Это были не показательные выступления. Скорее рабочая тренировка, продемонстрировавшая как успехи, так и некоторые болезни роста. Хоть Главнокомандующий сразу по прибытии на полигон и предостерег от слишком уж бравурных оценок.

565

Президент около двух лет назад обратил внимание нашего ВПК на необходимость разработки собственных передовых образцов вооружения. Тех, которых требуют уроки самых близких по времени и расстоянию войн и вооруженных конфликтов. На полигоне в Ивацевичском районе была впервые продемонстрирована работа результатов исполнения этого приказа Главнокомандующего.

Знакомство с новинками белорусского ВПК началось с осмотра модернизированных образцов. Причем свои изделия представили как государственные, так и частные компании. Все образцы новых вооружений на полигоне были показаны в реальной работе.

На полигоне Президент пообщался с журналистами и, отвечая на их вопросы, коснулся ряда резонансных тем:

О вооружении

— Независимость в производстве и модернизации (вооружения. — Прим. ред.) для любой страны — вопрос номер один. Поэтому и мною была поставлена такая задача: пистолеты, автоматы, стрелковое оружие для нашей Беларуси должны быть. Дальше — больше. Армия должна быть подготовлена, численность должна быть соответствующей, и она должна быть вооружена тем оружием, которое нам нужно. Нам авианосцы не нужны. Нам стратегические бомбардировщики, которые несут ядерное оружие, тоже не нужны. Нам нужно то оружие, которое мы будем использовать исключительно для обороны, для нанесения тем, кто захочет с нами воевать, неприемлемого ущерба. Это высокоточное ракетное оружие с дальностью до 300 –350 км. У нас это все есть.

Мы сегодня открыто и честно сказали, что главное не техника. Техника у нас хорошо работает. Главное — это человек. Научить его. А техника свое дело делает, умеет, лишь бы ею правильно управляли. Главный вывод в том, что мы на правильном пути. В этом направлении будем двигаться дальше: и свое стрелковое оружие, и свои боеприпасы, и беспилотники, и модернизированная, и новая бронетехника, которую создали у себя в Беларуси, и робот с пулеметами.

О престиже воинской службы

— Я несколько резок при высказываниях на эту тему. Меня это как мужика, не только как Президента, слишком задевает. У нас порядка 80 процентов призывников по закону в отсрочке. Кто-то на учебе, кто-то по семейным обстоятельствам. То есть мы сами приняли такие решения, при которых люди по закону могут не служить. Это нормально? Это ненормально!

Знаете, мы вымираем как мужики. Какой женщине нужен мужик, который не служил? Не дай бог война, раздадим оружие… Что ему оружие давать, если он не умеет им пользоваться? Поэтому мы в течение этого года и ближайшего полугодия подумаем над тем, как сделать так, чтобы научить мужика защитить хотя бы себя и семью, не говоря уже о том, что должен Родину защищать.

Не надо бояться. Мы от этого никуда не уйдем. Такая участь у мужиков — Родину защищать.

О дедовщине

— Противно то, что у нас есть пусть единичные, но факты дедовщины. У меня здесь все внутри переворачивается. Потому что когда я служил в погранвойсках, мы вообще не знали, что такое дедовщина. Потому что каждый день ты с оружием шел на границу. Впереди тебя старослужащий, а ты следом. И не дай бог, а это было в Советском Союзе — не у нас, в других отрядах, когда ты на кого-то косо посмотрел, а психика у людей разная, он на границе расстреливал в спину. У нас в погранвойсках, где каждый день боевая готовность номер один, этого (дедовщины. — Прим. ред.) никогда не было. И для меня это вообще неприемлемо как для человека, который служил. И даже потом, уже будучи офицером Советской Армии, для меня это вообще было недопустимо. У меня никогда не было в роте, в которой служил, вот этих неуставных взаимоотношений. Поэтому и как Президент я это очень болезненно воспринимаю. Это позор армии, когда дедовщина, когда издеваются над человеком. Это мы будем выжигать каленым железом. Министру обороны, всем я сказал об этом: не дай бог будут подобные случаи.

О профессиональном армейском риске

— Что бы было в Беларуси, если бы где-то — армия же создана для войны — погибли бы 25 белорусов? Мы бы, наверное, на уши встали и гвалтом бы кричали. А не бывает так, что в армии воюющей или даже на учениях не гибнут люди.

То, что мы теряем порой людей… Что ж… Мы учимся воевать. Мы готовимся защищать Родину. Это недопустимо, но, поверьте, это неизбежно. Это в советские времена понимали. У нас, слава богу, пока нет такой необходимости — где-то погибать. Но к этому мы должны всегда быть готовы.

О законопроекте о противодействии семейному насилию

(Документ вызвал неоднозначную реакцию в обществе. Особенно его положения, в которых экономическим насилием может считаться, например, лишение детей карманных денег. Есть и немало других спорных моментов. В Администрацию Президента поступило порядка 6 тысяч негативных отзывов об этой инициативе. — Прим. ред.)

— Вы можете не переживать, и народ пусть не волнуется. Мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и из нашего жизненного опыта. Надо исходить из той ситуации, которая у нас складывается. И не шлепок, а хороший ремень иногда тоже полезен для ребенка. Не для всех, конечно. Я не сторонник того, чтобы наказывать детей.

А то, что люди это обсуждают и их возмущают некоторые глупости в проекте закона, — я этому рад. Они, обостряя эту проблему, обращают на нее мое внимание. Поэтому будет так, как нужно нам, как выгодно нам исходя из наших традиций и нашего опыта.

Об отмене запрета на ночную продажу алкоголя в Минске

— В свое время поднимался этот вопрос. Я категорически запретил без моего ведома касаться этой проблемы. Мы уже несколько раз переживали это, начиная от запретов и вырубки виноградной лозы.

И потом, мне, знаете, стало за людей обидно. Начинаю разбираться: кто ввел (запрет. — Прим. ред.)? Милиция обратилась в Правительство, а Правительство рекомендовало провести эксперимент. Слушайте, какой эксперимент? Эксперимент проводят, если не знаешь, что будет на выходе, чтобы попробовать. Но мы же это уже сполна попробовали. На что я предупредил милицию: милиция должна работать в тех социально-экономических условиях, которые складываются в государстве. У нас гибнет сколько людей на дорогах? Давайте запретим на автомобилях ездить? Хорошо будет?

О воспитании детей

— Могу жестко сказать. Я же все-таки Президент, поэтому и дети учитывают, что отца лучше не расстраивать и если он уже говорит — это закон. Поэтому я не образец в воспитании детей и не пример для подражания. Я несколько в другой системе координат. Но дети, конечно, понимают, что отца подвести нельзя. Я очень рад, что они не стали золотой молодежью, как модно сейчас говорить. Я думаю, что вы поверите в мою искренность, потому что вы моих детей нигде «распальцованными» не видите. А если видите — скажите. Даже не мне, а напишите. Я мгновенно отреагирую. Я их приучаю жить так, как живете вы, как живут простые люди. Есть у тебя что-то лишнее — отнеси нуждающемуся.

Ребенок должен не только учиться. Да, он должен освоить программу, быть грамотным. Но он обязательно должен быть и спортсменом, чтобы вообще симпатичным мужиком рос и потом своих детей воспитывал и чтобы здоровым был. Не надо быть чемпионом мира, если не стоят такие цели, просто надо заниматься спортом. Если есть способность к искусству, музыке, то ты тоже должен этим заниматься.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *