Вернулся с войны спустя 80 лет

2022 - Год исторической памяти Актуально Общество

11 апреля – Международный день освобождения узников фашистских концлагерей

Связной партизанского отряда имени Чапаева Владимир Яковлевич Кудревич 80 лет считался пропавшим без вести. В 2019 году был направлен запрос в Белорусский Красный Крест для установления его судьбы. В результате длительного поиска 23 февраля 2022 года получен ответ из Международной Службы Розыска в Германии (г. Арользен): Владимир Яковлевич умер 07.05.1945 г. в концлагере Дахау, пройдя тяжелый путь узника фашизма и недожив до Победы два дня.

■ Владимир Кудревич, г. Копыль, 1940 г.

А начиналось все в Копыле. Родился Владимир в многодетной и дружной семье Якова Кудревича в 1925 году, став девятым ребенком. Очень талантливый и одаренный юноша старательно учился в школе и подавал большие надежды. Прекрасно писал стихи, играл на музыкальных инструментах, легко мог подобрать любую мелодию. Окончив семилетку, мечтал стать учителем, но помешала война.

■ Мария Кудревич
■ Яков Кудревич

К этому времени старшие сестры трудились на учительской ниве, а братья служили в Красной армии, и родные очень переживали за их судьбу. Поздней осенью 1941 года старший брат Николай вернулся в Копыль. Он воевал на Западном фронте, попал в плен под Смоленском, затем бежал из концлагеря. Зная его военную подготовку, новая власть начала присматриваться к нему, приглашала на службу в полицию. Уже была налажена связь с партизанами, но открыто уйти в лес не мог – переживал за семью. В начале следующего года его все же забрали со многими молодыми парнями и отправили в Минск. Как только Николай получил оружие, сразу же с другом Красуцким сбежали к партизанам на Копыльщину, прихватив при этом два автомата, пулемет и полный боекомплект.

Володю и маму Марию Григорьевну гитлеровцы взяли в заложники и отвезли в Слуцк, а их дом сожгли. Был и предатель, кто-то из своих, который донес оккупантам, что младший Кудревич связан с подпольем. Пожилую женщину отпустили, а Володю – нет. Сильно истязали, издевались, требовали выдать тех, кому передавал информацию. Отправили его в концлагерь Колдычево, который находился в 18 км от г. Барановичи.

Территория лагеря была ограждена несколькими рядами колючей проволоки, оборудована пулеметными гнездами, прожекторами. Чтобы вселить страх тем, кто прибыл, из строя выводили несколько человек и расстреливали. Владимиру, подозреваемому в помощи партизанам, нашили на одежду специальные знаки на спине, груди и правой стороне брюк.

Жертв подвергали страшным истязаниям. В камере пыток им прокалывали язык, загоняли иголки под ногти, подвешивали, растягивали мышцы. Подъем производился в 6 утра, проводилась проверка заключенных (несколько раз за день). За малейшую провинность избивали резиновыми дубинками, травили овчарками, а могли просто убить. Заключенных кормили три раза в день: «баланда», заваренная на ржаной муке с добавками из свеклы, картофеля, крапивы, лебеды. На сутки выдавали 150 граммов эрзац-хлеба.

Люди добывали торф в ледяной воде по 10-12 часов в сутки. Нормы выработки были очень высокие – мужчина должен был доставить в лагерь 1550 плиточек торфа, а женщина – 1150.

Медицинская помощь практически отсутствовала – в лагере свирепствовали сыпной тиф и дизентерия. Многие скрывали свою болезнь, чтобы не попасть в «газовый вагон» или в кремационную печь. Охранники развлекались, заставляя узников прыгать на полусогнутых ногах с вытянутыми руками, изображая лягушек.

Далее был Аушвиц (Освенцим), где Владимир получил личный №132266, нанесенный татуировкой на тело. С этого времени число заменяло имя и фамилию. На одежде – треугольник красного цвета. Советские военнопленные имели нашивку в виде букв SU. Лагерная одежда была тонкой и не защищала от холода. Белье менялось очень редко, и постирать не было возможности. Узники жили в неотапливаемых бараках, спали на многоярусных деревянных нарах. Володя изо всех сил старался работать – только труд давал возможность оставаться в живых и дождаться освобождения. Рабочий день длился до 17 часов с получасовым перерывом на «обед». Те, кто выходил на работу за пределы лагеря (до 10 км), должны были раньше вставать. Возвращаясь вечером, голодные и измученные, несли с собой в лагерь тех, кто умер. Редкими были работы под крышей (на кухне или в мастерской). Тех, кто не выполнял трудовую норму, били палками, железными прутьями или кнутами со стальными шарами внутри. Многие пленники кончали жизнь самоубийством, не выдерживая пыток. Смертность была очень высокой. Люди умирали от истощения и голода.

■ Административное здание и мемориальная плита концлагеря Дахау

Из полученных копий документов стало известно, что наш земляк 24 февраля 1945 г. переведен в Бухенвальд, а затем – в Дахау, где умер в госпитале уже после освобождения лагеря американскими солдатами. Три года он цеплялся за жизнь, три года мечтал вернуться домой, увидеть и обнять мать, своих братьев и сестер. Судьба Владимира Кудревича – трагическая страница из жизни настоящего патриота. Только Богу известно, какие страдания он перенес во времена жестокости и бесчеловечности.

После войны его искали, очень надеялись и ждали, жалели и переживали. Мамы не стало в 1947 году. Старшая сестра Александра прожила 103 года, все надеялась получить весточку. Брат Николай писал везде, куда можно. Умирая, дал наказ детям и внукам продолжить поиски. Символично, что в Год народной памяти внучатые племянницы Ольга и Светлана нашли информацию о своем родственнике. Со слезами на глазах потомки Кудревичей сходили в церковь и зажгли свечи за упокой всех, кто не вернулся с той страшной войны, кто ценой своей жизни подарил нам мир.

Борис ДЕНИСЮК,

член ОО «Белорусский союз журналистов»



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *