Татьяна Бохан: «Уезжая из любимого города, запомнила свои родные Хойники раз и навсегда…»

Актуально Общество

26 апреля — День чернобыльской трагедии

■ Татьяна Бохан

Чернобыль… Одного хватает  слова, чтобы с болью вернуться в тот памятный 1986 год. Мама в то время проходила курсы повышения квалификации агрохимиков в г. Речица. Возвращаясь домой, в автобусе случайно услышала об аварии. Но тогда даже не могла предположить, что эта чернобыльская беда «черным крылом» опустится на родные Хойники, разделит жизнь и судьбы многих белорусов  на «до» и «после».

Из воспоминаний моей мамы — Нины Федоровны Анисковец:

— Информации в газетах и по телевидению немного, но ясно, что случилось нечто ужасное. Все происходящее обсуждали долго и горячо с родственниками и друзьями, но ни к каким внятным выводам не приходили. Не могли  также понять и связать между собой два противоречивых факта. 29 апреля районная газета «Ленінскі сцяг» опубликовала сообщение: «1 мая, в 11 часов, на центральной площади районного центра состоится митинг и демонстрация трудящихся, посвященная Дню международной солидарности трудящихся. Сбор колонн на площади до 10 часов 40 минут». Правда, при этом условно сказали прийти без детей. С одной стороны, демонстрация — значит, опасности нет, с другой, эвакуация населения из пределов 30-километровой зоны — значит, катастрофа, и, судя по всему, страшная…

В публикации писателя Бориса Саченко в газете «Літаратура і мастацтва», уроженца деревни Великий Бор Хойникского района, находившегося в то время в командировке на малой родине, описана поездка в «зону». Из книги «Память. Хойникский район»: «День первый, понедельник, 25 июня. С первых дней аварии из района было эвакуировано 3 тысячи 215 человек. Это хуже войны. Никакой опасности нигде не видно — никто не стреляет ни в кого, ничто не горит — все растет, цветет, и необходимо покинуть свои дома, обжитые населенные пункты, могилы родителей, родной уголок и уйти в неизвестность… Страшно. Но нужно! Из всех выпавших в Беларуси радионуклидов более половины остаются навсегда лежать на полях Хойникщины, Брагинщины, Наровлянщины. И рано или поздно эти участки придется ликвидировать. И чем раньше это будет сделано, тем лучше для их жителей и для всех людей, так как не будут же  наряду с мясом, молоком и другими продуктами, выращенными здесь, попадать на их стол радионуклиды…»

■ г. Хойники, 90-е годы. В этом доме по улице Колесника проживала наша семья

Жизнь каждой семьи без исключения была наполнена нескончаемыми заботами, прежде всего связанными со здоровьем детей. После аварии родители отправили нас к маминому брату в деревню Дуброва Могилевской области, еще тогда не зная, что эта часть Беларуси также пострадала от взрыва на Чернобыльской АЭС. А сами продолжали смело ходить на работу.

■ Мои родители — Григорий и Нина Анисковец, 1978 г.

Отец, Григорий Александрович, еще долгое время вместе с другими мужчинами из строительной бригады МПМК-63 оставался в загрязненной местности. Они в д. Бабчин перекрывали крыши и накрывали колодцы, чтобы спасти питьевую воду от радиоактивного заражения, не зная тогда, что жители Бабчина больше никогда не вернутся в родное поселение. А мама работала в агрохимической лаборатории д. Судково и проверяла на радиацию продукты питания и корма.

■ Бабчин — бывшая деревня в Хойникском районе

Когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, мне еще не исполнилось и трех лет, а моему брату Виталику — восемь. Не знаю, какой игрой памяти вызвано, но я помню, как в конце июня нас вместе с мамой отправили в санаторий «Летцы», что под Витебском. Возле автобусов при расставании раздавался крик, плакали дети и взрослые. Провожал нас и папа, стоял и смотрел на колонну с автобусами глазами, полными слез.

■ Санаторий «Летцы», 1986 г. Я вместе с братом и мамой

В двадцатых числах августа мы вернулись домой, но жизнь так и не вошла в привычное русло, потому что каждое лето нас забирали на оздоровление, постоянно проводили обследования. В книге «Память. Хойникский район» в разделе «За газетной строкой. Хроники чернобыльской катастрофы» 26 апреля 1990 года районка писала: «24 февраля 1990 г. на митинге в Хойниках были направлены вопросы в адрес Верховного Совета СССР: 1. Признать закон о чернобыльцах. 2. Признать города Хойники, Наровля, Брагин Гомельской области зоной бедствия. 3. Предоставить всем желающим без исключения, независимо от возраста, юридическое право выезда из района и города с гарантией на получение внеочередного жилья и обеспечение работой на всей территории СССР на протяжении 1990-1991 гг.».

■ Колонна автобусов на пути следования в «чистую зону»

Вот и мои родители воспользовались данным правом. Оставаться здесь не могли, опасаясь за наше здоровье, решили покинуть родные Хойники, где после чернобыльской катастрофы пришлось прожить еще пять лет, до лета 1991 года.

— Даже сейчас, хоть прошло уже много лет с того дня, как мы покинули родной дом, иногда охватывает невыносимая грусть, а на душе становится очень тоскливо, – говорит мой отец. —  Много пришлось мне, как главе семейства, поколесить по просторам бывшего СССР в поисках нового местожительства.  Ильичевск, Николаев, Одесса (теперь уже независимая Украина), а также населенные пункты сегодняшней Беларуси — Гродно, Барановичи, Несвиж и… Копыль, который и стал для нас второй родиной. Здесь начали жизнь заново: вселились в новую квартиру, дети пошли в новую школу, обрели новых друзей и еще много чего было нового и неизведанного…

Конечно, вначале было нелегко: у копылян было непонимание – почему приехали сюда, почему им что-то дают, называли нас – «чернобыльцы». От этого на душе становилось еще грустнее. Но постепенно со временем стали понимать, что не от хорошей жизни мы сюда переехали, стали интересоваться, спрашивать. Были и такие, кто сначала переехал в Копыль, а потом вернулся назад. Так и в нашем доме: из четырех семей остались мы и семья Эдуарда и Ольги Мастицких. И каждый год 26 апреля мы смотрим белорусские телеканалы, точно зная, что увидим родные места. Периодически возвращаемся в Хойники и Брагинский район — на Радоницу. Эти края приняли на себя самый сильный удар после катастрофы на Чернобыльской АЭС. Однако жизнь здесь не остановилась, города активно развиваются, здесь по-прежнему живут наши родные и друзья. Порой приезжаешь, смотришь – чужие люди, только когда называют фамилию, начинаешь припоминать. Вот так и я, восьмилетняя девчонка, уезжая из любимого города, запомнила свои родные Хойники раз и навсегда…

Татьяна БОХАН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *