Анатолий Сокол: «Афганистан мне снится до сих пор»

Актуально Общество

Он один из числа многих простых солдат, кому пришлось выполнять интернациональный долг в этой жаркой стране.

Анатолий Степанович Сокол, ныне работающий машинистом (кочегаром) котельной цеха деревообработки Копыльского опытного лесхоза, с апреля 1985 года по октябрь 1986-го «помогал афганскому народу защищать завоевания апрельской революции».

– Мы защищали границы Советского Союза от той грязи, которая позже захлестнула территорию нашей Родины. Мне выпала честь служить в 103-й Краснознаменной Витебской воздушно-десантной дивизии 40-й Армии Ограниченного контингента советских войск, – с гордостью говорит Анатолий Степанович. – Здесь, только в разные годы, служило несколько Героев Советского Союза. Один из них – гвардии старший лейтенант Задорожный Владимир, ценою своей жизни спасший нас, молодых солдат.

■ Анатолий Сокол с гордостью носил форму ВДВ. 80-е г. ХХ в.

Из наградного листа о присвоении звания Герой Советского Союза: «28 мая 1985 года старший лейтенант Владимир Задорожный в составе сводного отряда под командованием майора Капустина С.Е. принимал участие в армейской войсковой операции, в провинции Кунар. 29-летний офицер был назначен старшим артиллеристом разведывательной группы. Выдвигаясь на рубеж по ущелью, группа попала в засаду. Задорожный вызвал и грамотно корректировал огонь артиллерии… Во время боя на советский командно-наблюдательный пункт (КНП) полетели вражеские гранаты. Одна из них упала на КНП в двух метрах от старшего лейтенанта Задорожного. Жертвуя собой во имя спасения жизни солдат, отважный офицер накрыл гранату своим телом…»

– Все произошло очень быстро, – закрывая рукой вмиг повлажневшие глаза, добавляет Анатолий Степанович. – Вначале Задорожный выбросил гранату из окопа, но, поняв, что это нас не спасет, упал на нее сам…

…О том, что служить придется в воздушно-десантных войсках да еще именно в Афганистане, Толя Сокол знал задолго до самого призыва: об этом предупредил военком. И, получая профессионально-техническое образование в одном из училищ Минска, он, обычный парень из д. Прусы Стародорожского района, активно готовился к армейской жизни. Невысокого роста, худощавый, юноша старательно наращивал мышечную массу, посещал курсы парашютистов. Ведь для парня много значило заветное сочетание букв – ВДВ.

■ Наводчик орудия Анатолий Сокол (Афганистан)

Отгуляв, как и положено, шумные деревенские проводы, Анатолий в числе других 30 призывников был отправлен в жаркую Фергану. Проводить сына в далекий Узбекистан приехали родители: о месте службы они узнали позже самого солдата.

–  Во время учений нас, новобранцев, готовили к службе в по-настоящему горячих условиях горной местности, – вспоминает Анатолий. – Чего только стоили марш-броски с полной боевой выкладкой, весившей 60–70 килограммов, больше меня самого! Командиры знали о войне из собственного опыта. За эти полгода я получил как физическую, так и моральную закалку, не единожды спасавшую жизнь. Перед отправкой на плацу построили часть. Один из командиров выступил и предложил всем, кто против участия в военных действиях, остаться и продолжить службу в Советском Союзе. Из строя не вышел никто! Каждый из нас считал: его долг – быть там, по ту сторону границы.

Находиться в зоне боевых действий приходилось в течение одного месяца, затем три дня так называемого отдыха в военной части в Кабуле, и снова в горы. Спали обычно в окопах. Перепады температуры с 600С днем до 150С ночью поначалу молодые бойцы переносили тяжело.

■ Анатолий Сокол получает Благодарность от командования. Провинция Лагман, июнь 1986 г.

– В военных операциях мы принимали участие лишь после того, как данные о расположении противника приносила разведка, – ведет свой рассказ Сокол. – Марш-броски длились до 20 километров. 56 боевых операций! В эту цифру я и сегодня верю с  трудом. Но каждый день, проведенный в Афганистане, помню до мельчайших подробностей. Каждого из боевых товарищей – по имени.

И чуть тише, с еще более усилившимся волнением, добавляет:

– Из тех 30-ти ребят, с кем отправлялся из Минска, живыми домой вернулись не все…

Наводчик орудия гаубицы Д-30 Анатолий Сокол никогда не прятался за спины товарищей. За проявленную смелость и отвагу в одном из боев был награжден медалью «За боевые заслуги».

– Шло сражение. Видим, летит советский вертолет, – этот эпизод Анатолий рассказывает с каким-то мальчишеским азартом. – И вдруг в него попадает душманская ракета. Борт падает вниз… Из команды не выжил никто. Тут же поступает приказ: уничтожить вражескую огневую точку. Мы прицелились и – орудие душманов стерли в порошок!

Служил Сокол по-настоящему честно и добросовестно. И теперь в личном архиве хранится порядка десятка благодарностей. О его безупречной службе напечатано и в Боевом листке, выпускавшемся в военной части. В 1986 году Анатолий Сокол вступил в ряды членов КПСС. А еще хорошим напоминанием о боевых днях являются чуть пожелтевшие от времени черно-белые снимки. Хоть официально и было запрещено делать фотографии в Афганистане. Однако солдаты, как-то умудрившись заснять свои военные будни, отправляли в Советский Союз негативы. Заветные фото получали в письмах.

Кроме пуль противника советских солдат подстерегали многочисленные инфекции: тиф, гепатит, малярия. Чтобы избежать заболеваний, медики делали бойцам прививки, давали лекарства.

– А чтобы долго не чувствовать усталости, мы получали специальные таблетки, – говорит бывший солдат. – Для обеззараживания воды использовали пантацид – антисептик для дезинфекции жидкости в полевых условиях. Позже, после возвращения из Афганистана, я принимал уже другие лекарства, которые выводили из организма полученные там препараты.

Возвращение на родную землю… Как долго ждут его солдаты, как часто снятся им знакомые леса, поля, любимые лица. Анатолий Сокол приехал в родные Прусы неожиданно. Младшего брата нашел на танцах в клубе. Вместе вошли в родной дом. Мама никак не ожидала такого сюрприза. На все вопросы родственников Анатолий отмалчивался.

– Больше месяца я не мог ни с кем разговаривать, был «на нервах», – поясняет Сокол. – И лишь со временем боль от пережитого немного отпустила. Но Афганистан мне снится до сих пор…

Комментарий

– На нашем предприятии сегодня работает четверо человек, принимавших участие в боевых действиях в Афганистане, – говорит заместитель директора Копыльского опытного лесхоза Татьяна Конопляник. – Один из них – лесник Копыльского лесничества Олег Гончар, который трудится с 2004 года. За это время он зарекомендовал себя с положительной стороны и по итогам 2019 года занесен на Доску почета лесхоза. Также добросовестными работниками являются и другие бывшие воины-афганцы: лесник Бобовнянского лесничества Валерий Прокопович и станочник деревообрабатывающих станков цеха деревообработки Антон Пашкевич. Согласно Коллективному договору ко Дню воинов-интернационалистов мы оказываем материальную помощь в размере одной базовой величины тем, кто служил в дружественной республике Афганистан.

Диана ТКАЧЕНКО



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *