В Копыле прошло очередное заседание комиссии по делам несовершеннолетних

Важное Закон. Безопасность

15-летний школьник в темное время суток проник в чужой гараж, с помощью ножниц завел находившийся там автомобиль и уехал на нем. Однако поездка оказалась непродолжительной — горе-водитель не справился с управлением, съехал в кювет, оставил там транспортное средство и спокойно направился домой.

Заседание КДН началось с приглашения в зал виновника именно этого злополучного инцидента. Причем краснеть и стоять с покаянно опущенной головой перед многочисленными членами комиссии пришлось не только подростку, но и его матери, которая в ответе за своего сына. Как выяснилось, парень рассчитывал, что о его экстремальной поездке никто не узнает. И зря — как говорится, шила в мешке не утаишь. Теперь не к месту примененные познания в технической сфере обернутся, как минимум, внушительным штрафом. А может все закончиться гораздо печальнее, и подросток окажется в спецучреждении — проще говоря, колонии для несовершеннолетних. Риск попасть туда резко возрастет в случае, если парень не сделает правильные выводы и очередным правонарушением окончательно испортит свою и без того пострадавшую репутацию.

Тема «трудных» подростков, а вместе с тем и их безответственных родителей, в этот день поднималась неоднократно. При этом не обошлось и без эксцессов. Во время рассмотрения одного из вопросов, вынесенных на повестку дня, комиссии пришлось приструнить папашу, который слишком рьяно и безосновательно выгораживал своего провинившегося отпрыска. Но бравада родителя быстро сменилась на смирность — как оказалось, из-за не очень-то доверительных отношений сын просто не признался домочадцам в совершенном проступке. А рассказать было о чем.  Так, он, учащийся седьмого класса одной из сельских школ, проявил оскорбительные действия (в том числе употребляя нецензурную брань) в отношении педагога этого же учреждения образования. К административной ответственности за проступок сына привлечены родители, так как несовершеннолетний не достиг возраста, с которого наступает ответственность за совершенное деяние. Публичных слез юного сквернослова, равно как и других подростков, которые по разным причинам попадают на заседания КДН, можно было бы избежать. Для этого нужно всего лишь следовать прописной истине — думать, прежде чем говорить и делать.

За свои поступки пришлось держать ответ и семнадцатилетним учащимся колледжа, которые слишком рано почувствовали себя взрослыми и независимыми. Пропуск занятий без уважительных причин, самовольное оставление студенческого общежития — вот неполный перечень самостоятельно принятых, но противозаконных в силу возраста решений. Печально, что для юношей и девушек такая «свобода», как правило, без последствий не обходится — недостаточный жизненный опыт и неосознание своей уязвимости и незащищенности приводят к попаданию в неприятные истории. И благо, если они хорошо заканчиваются.

Если неразумность поступков в подростковом возрасте еще можно хоть отчасти оправдать бурным протеканием физиологических процессов в организме, становлением личности и связанными с ними особенностями функционирования психики, то поведение взрослых людей в некоторых случаях не поддается никакому объяснению. Это касается и нерадивых мамаш и папаш, по вине которых страдают их же дети. Такие факты как раз-таки и фигурировали в вопросах, находящихся на повестке дня заседаний координационного совета по Декрету № 18.

Среди тех, кто нынче оказался на заседании, как ни странно, были и девушки в «интересном положении». Причем после озвучивания вопиющих фактов ненадлежащего выполнения ими родительских обязанностей по отношению к уже имеющимся детям чувство жалости к таким будущим мамам, равно как и мысли о возможной несправедливости и жестокости комиссии, бесследно исчезли. Ведь разве может беременность быть оправданием того, что, к примеру, дошкольники совершенно безосновательно на протяжении долгого времени не посещают детский сад? Там они были бы обеспечены и полноценным, соответствующим возрасту питанием, и хорошими санитарно-гигиеническими условиями, и правильным режимом дня, в котором в том числе предусмотрены развивающие занятия. И такая «картинка» очень сильно отличается от того, чем дети — то ли из-за безразличия, то ли из-за безалаберности матери — вынуждены довольствоваться дома.

Примечательно, что за плечами некоторых вызываемых на заседание мамаш и папаш тяжелый груз воспоминаний о вовсе не радужном детстве. О своих родителях они если и говорят, то с болью в голосе. Странно, что при этом они не выносят никакие уроки, а «по наследству» передают уже своим сыновьям и дочерям ту боль, с которой приходилось им раньше жить.

Злоупотребление алкоголем, постоянные скандалы, нередко сопровождающиеся рукоприкладством, антисанитария в домовладениях, где проживают несовершеннолетние, самоустранение от содержания и воспитания детей одним из родителей — вот основные признаки неблагополучия, которые неизменно приводят к признанию детей находящимися в социально опасном положении или, того хуже, нуждающимися в государственной защите. Короткие, но многозначительные аббревиатуры СОП и НГЗ должны заставить задуматься тех родителей, кто своими поступками или бездействием ставят под угрозу жизнь, здоровье и благополучие своих детей. У тех же, кто дошел до этой опасной грани, но так и не смог правильно расставить приоритеты и предпринять усилия для возвращения к нормальной жизни, — в перспективе только лишение родительских прав, а значит, и самого дорогого — детей.

Оксана МИХАЙЛОВСКАЯ

 

О «трудных» детях

и «трудных» родителях



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *