В часть не вернулся

Память

На экране в сельском кинозале мелькали военные хроники. Кадр за кадром Владимир Николаевич Харитончик из Старицы  всматривался в лица солдат. Искал знакомые черты. 18 лет он проработал в Копыльской районной киносети. Сколько военных документальных фильмов, хроник промелькнуло перед его глазами, и ни одной зацепки об отце Харитончике Николае Степановиче.

Отец был родом из Михалевцев, учился на учителя в Слуцке. С тех времен остался деревянный чемодан (сегодня он хранится в Копыльском районном краеведческом музее). В 1936 году женился на Рублевской Марии Адольфовне из Нового Двора. В 1937 – 1938 гг. работал учителем в школе в Куцевщине. И вот незадача. Один из учеников (сын председателя колхоза) хулиганил на уроках — стрелял спичками по одноклассникам. Наказал — дернул за ухо, за что и сам был наказан. Его «сослали» в Старицу поработать на спиртзаводе. Но ненадолго. В 1939 году он уже работал учителем в Осовце (помог бывший председатель колхоза им. Ленина И.М. Лаврукович, в то время он работал зав. роно в Греске). Началась война. И Николай Степанович вернулся в Старицу. На фронт его не призывали — на учителей была бронь.

Харитончик Николай Степанович
Харитончик Николай Степанович

В первые дни немецко-фашистской агрессии, в период хаоса и неразберихи, отсутствия всякой координации, советские войска оборонялись и отступали с боями, неся большие потери. Фронт стремительно откатывался на восток… Многочисленные советские части оказались в глубоком вражеском тылу. Уже с 3 на 4 июля в Старице воины 287-го артиллерийского полка 10-й стрелковой дивизии под командованием И.М. Устинова вели бой против немецко-фашистских захватчиков, в котором разгромили немецкую колонну и подбили четыре немецких танка. Память об этом бое,  мужество и стойкость советских воинов увековечены курганом, на вершине которого установлена участница боя — 122-миллиметровая гаубица. Николай Степанович вместе с односельчанами М. Пшеничным и А. Козелом похоронили погибших красноармейцев на краю деревни, около дороги Барановичи — Осиповичи. Вскоре начали появляться партизанские отряды. Николай Степанович сделал приемник, слушал сводки Совинформбюро, распространял листовки, переправлял продукты в партизанский отряд Дунаева (биклага, в которой носили молоко, прописалась в фондах музея). И все время рвался на фронт. После освобождения Белоруссии в 1944 году все-таки ушел вместе с М. Пшеничным и А. Козелом, но попали в разные части. Воевал. Был ранен 8 сентября 1944 года и попал в медсанбат (об этом свидетельствуют документы). А дальше его судьба неизвестна. Один из документов гласит: «В часть не вернулся». Родственники получили последнее письмо 28 августа 1944 года.

IMG_5867

IMG_5877

IMG_5877

В 1946 году семья получила справку о том, что Харитончик Н.С. мужественно сражался за Родину и его семья может ходатайствовать о получении пенсии. А в 90-е годы прошлого столетия, благодаря Клюйко Л.С. (участник Великой Отечественной войны, возглавлявший ветеранскую организацию в хозяйстве), имя Харитончика Н.С. было добито на памятнике землякам, погибшим в Великой Отечественной войне, сооруженном по проекту скульптора С.И. Селиханова в Старице. Да, его имя не вошло в книгу «Память. Копыльский район». Районная комиссия по написанию историко-документальной хроники принесла извинения родным и близким тех, кто по каким-то причинам не попал на страницы книги, хотя этого и заслуживает. Это материал для второго тома хроники «Память».

И.М. Устинов после войны часто приезжал в Копыль, активно участвовал в общественной жизни страны. Выступал, встречался с молодежью, передавал опыт и боролся за память, чтобы не фальсифицировали историю и помнили своих героев. Это он рассказал о затопленной гаубице в старицком озере. И еще о двух пушках, закопанных в саду. После войны их откопали, разобрали и сдали на металлолом, чтобы никогда не стреляли.

Валентина ШУРАКОВА,

директор районного краеведческого музея



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *