Семинар под названием “История 20-го века в образовании взрослых”прошел в Копыле

Образование

Семинар под названием “История 20-го века в образовании взрослых”прошел в Копыле. Мероприятие реализуется в сотрудничестве с Представительством зарегистрированного в Республике Беларусь общества “Deutsher Volkshochschul-Verband e. V.” (Федеративная Республика Германия) и Минским областным институтом развития образования.

Из числа педагогов района создана региональная группа Проекта «Сохраняя историю, создаем будущее», в которую вошли Вадим Соловей (УО «Потейковская ГОСШ»), Светлана Кубрак (ГУО «Гимназия №1 г. Копыля»).

Используя метод «Устной истории», было проведено «разговорное кафе» на тему «Послевоенное образование Копыльского района в период 1944-1954 годов» с представителями ветеранской организации педагогов. Это известные и знаменитые люди региона. Каждый кратко рассказал о себе. Думаю, читателям будет интересно узнать о своих земляках.

Чеслава Феликсовна ГРИГОРОВИЧ прошла трудовой путь от воспитателя детского дома на Брестчине до директора школы в Копыльском районе. Педагог удостоен почетных званий «Выдатнік народнай асветы», «Отличник просвещения СССР». Это о ней в 1966 г. в журнале «Блокнот агитатора» написаны слова: «Светлой души человек, настоящий попутчик в нашей жизни»:

— Так получилось, что в детском доме, где я начинала трудиться, оказались дети из семей, родители которых в годы войны находились по разные стороны баррикад. К каждому необходимо было найти подход. Дети родителей не выбирают. Я очень горжусь тем, что когда-то в школе и педучилище училась с матерью будущего певца Александра Солодухи – Раевской Еленой Зеноновной.

Надежда Филипповна ЗУБОВИЧ,  русская по национальности, в годы войны оказалась в немецком концлагере в г. Слуцке:

— Я считаю Беларусь своей второй Родиной. Более 30 лет помогала учащимся Слободокучинской СШ постигать азы математики, удостоена пяти правительственных наград. В школе прекрасно усвоила белорусский язык.

В доме Галины Ивановны СОЛОВЕЙ сразу после освобождения Беларуси была начальная школа. Галина Ивановна вспоминает:

— Мой отец, Иван Евдокимович, — фронтовик, был председателем сельсовета. Поэтому как коммунист решил, что надо учить детей. Школа была сожжена во время оккупации. И он предложил собрать ребятишек в своем доме. Учительница Тарасевич Мария Андреевна жила за 7 километров. Приходилось проходить три деревни. Зимой она выходила из дома очень рано, но никогда не опаздывала. Учила она первый и третий классы. Мама работала в школе на половину ставки уборщицей. Чтобы одеться в школу, дети ходили в колхоз трепать лен, собирали клюкву на болоте, драли лыко. После войны очень хотелось кушать. Весной на поле собирали прошлогодний картофель (пышки), вымывали из него крахмал, а затем пекли блины. Блины можно было есть только горячими. На трудодень в колхозе после войны платили копейки, которых не давали. А в конце года выдавали немного сахара, подсолнечного масла, зерна. Мама умудрялась делать макароны. Питания не хватало. Отец охотился на болотах на зайцев и уток. Тем и жили.

Я педагог во втором поколении. Мой дед был учителем еще до революции. Полюбила же я профессию педагога, когда школа разместилась в нашем доме. Маленькой внимательно слушала объяснения учителя, старалась запомнить слова, начала писать стихи. Четыре класса окончила уже в новой школе. А дальше надо было учиться за 10 километров. И поэтому старшие классы прошли в городской школе. Благодаря учителю-фронтовику Ивану Яковлевичу очень полюбила химию и биологию.

В то время учителя уважали. Как учились? Учебник один на 30 человек. На всю ночь брали книгу и учили тему урока по очереди. Школьные принадлежности: перо-звездочка, чернила из сока красной свеклы или сажи, чернильница стеклянная, которую приходилось разогревать после мороза у печки. Все это носили в полотняных сумочках, которые были часто залиты чернилами.

Вступали в октябрята и пионеры. Дети стремились участвовать в художественной самодеятельности. Сама я участвовала в постановке спектакля «Таня – партизанка». Каждое лето пионеры помогали колхозу заготавливать сено. Урожаи картофеля в то время были очень маленькие, поэтому летом в школе разбивали огороды, где выращивали огурцы, капусту, свеклу. Школа имела три учебных здания. Техничка грела чайник к обеду. Дети кушали то, что приносили с собой. Это был блин или хлеб, кусочки жареного сала. А у некоторых и этого не было. Но все вышли в люди.

Галина Александровна СТАНИЛЕВИЧ (Шкирич) до Великой Отечественной войны успела окончить 1-й класс Копыльской СШ:

— Наш дом сгорел, пришлось жить у соседей. После освобождения Беларуси я пошла сразу в 3-й класс. Уговаривали пересесть в 4-й, но учительница русского языка не разрешила. В 3-м классе занимались дети 1928, 1929, 1931, 1932, 1934 годов рождения. Целую осень доводилось ходить в школу босиком. Обуви не было. Занимались школьники по хатам. Сначала на улице Энгельса, а затем в большом еврейском доме. Классы  имели тонкие дощатые перегородки, так что можно было слышать объяснение учителя в другом классе. Учащиеся сидели за столами, сбитыми из досок, сидели на скамейках по восемь человек. Первый учитель – Зинаида Архиповна, очень уважительно и с вниманием относилась к детям. Большая часть класса были сиротами. Но жили все 28 человек дружно. Для чернил разводили сажу. Писали гусиными или железными перьями на газетах или бумажных мешках, из которых делали тетради. Затем в 1945 г. начнут привозить из Минска бутылочки с чернильным порошком. Учебник истории был один на весь класс. И поэтому Вера Тищенко, у которой был красивый почерк, в землянке переписала полностью учебник истории.

Ребята собирались и учили уроки в одном доме. Было холодно, так что сидели в кожухах и валенках. Педагоги были одеты скромно, но аккуратно. Директор школы Шуминская каким-то чудом сумела выкроить деньги на новое пальто (экономила на еде). Так это пальто прибегала смотреть вся школа.

Осенью школьники помогали убирать колхозу картошку. Для школы ходили в лес с педагогами заготавливать дрова. Ребята были переростками и трудились на равных со взрослыми. Дрова складывали в штабеля, а затем на лошадях доставляли в школу. В те послевоенные годы дети стремились учиться. Приходили даже из-под Бобовни за 10 километров. Большинство из выпускников 1952 г. нашли свое место в жизни. Бычинский и Кунтыш стали летчиками, Роман Малюкович преподавал в университете. Многие стали педагогами.

Тамара Михайловна ДЕНИСЮК (Шкилевич) пошла в первый класс в 1944 г.:

— К школе мама Александра Яковлевна сумела справить мне и брату Владимиру одну безрукавку на двоих. Ходили мы в обуви, сшитой из автомобильной покрышки, и носили все это по очереди: я училась в первую смену, брат во вторую. Мне надо было успеть прибежать домой после занятий, чтобы в школу не опоздал брат. Хорошо запомнила, как учили по очереди географию. Учебник был расписан по часам среди детей. Хорошо усвоив грамоту, писала письма на фронт отцу, так как мама не умела писать. И когда там, где-то в Польше, отец увидел по детскому почерку, что я пишу письма и хорошо учусь, просил передать огромную благодарность учительнице. И это письмо педагог зачитала перед всем классом.

Тамара Александровна ШКИРИЧ (Мыслицкая) в школу пошла в 1945 г.:

— Наша семья была многодетной. Отец, связной партизанского отряда имени В.И.Чапаева, был расстрелян немцами. Школа находилась за два километра. Зимой, когда большой снег, старшие ребята протаптывали младшим дорогу. Сапоги были не у всех, летом плели лапти. Из обоев делали тетради. Мне мама сшила полотняную сумку с несколькими кармашками: для тетрадей, для палочек, для чернильницы. Очень хотелось учиться. Столы в школе были сбиты из досок, их называли «козлы», для маленьких ребят они оказались настолько высокими, что писать и читать приходилось стоя. Наша семья, как и все, сдавала государству налоги. Было трудно. Спасала только корова. Масло тоже сдавали, а перегон пили, варили затирку. На завтрак ели картошку с молоком. В школу мама давала кусок хлеба и помидоры, которые срывали еще зелеными и укладывали в сено для сохранения. Спасало то, что мама умела шить сапоги. На каникулах постоянно трудились в колхозе: на прополке льна, сборе колосков, жали зерновые, сушили сено. Приходилось развязывать снопы возле молотилки. Для того чтобы хоть что получить в колхозе кроме трудодней, брали домой сушить лен. На учебники и тетради зарабатывали заготовкой торфа. За это сразу платили деньги.

Учились по хатам: три класса в одном доме. Запомнился Новый год. Я пела возле елки. Портреты руководителей государства (Сталина, Ворошилова и др.) украшали дерезой, которая и зимой была зеленой.

Леонид Михайлович ВИЛЕЙКО в годы войны стал сиротой. За связь с партизанами был расстрелян отец:

— В школу я пошел в 1945 году. В классе было более 30 человек. Как и у всех детей той поры — учебник один на 30 учащихся. Писали на чем придется: только бы бумага и заточенная палочка. В школу пошел в кортовых брюках, которые были все в заплатках. Во ржи нашел шинель. Ее подогнали по росту. Запомнилось, как ставили елку, наряжали игрушками. Каждый класс готовил номера художественной самодеятельности. Активно дети занимались спортом: бег, прыжки, волейбол. По вечерам собирались возле школы дети и взрослые, играли в шахматы, городки.

Ребята очень уважали военных, гордились ими. Поэтому после школы я поступил в военное училище. Прошел путь от лейтенанта до полковника, от заместителя командира роты до начальника политотдела вой- сковой армии. Принимал участие в испытании танков Т-64, Т-72, одним из первых форсировал Днепр по дну в районе Звенигорода. Награжден двумя орденами и 22 медалями.

Борис ДЕНИСЮК,

заместитель директора Слободокучинской СШ

НА СНИМКЕ: участники «разговорного кафе».

Фото автора



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *