Треугольников радость и боль

Галоўныя падзеі Да 70-годдзя Вялікай Перамогі

В №34 за 9 мая 2015 года в нашей газете была размещена статья «Если бы вещи могли говорить…» В ней к опубликованным письмам солдат с фронта была сделана подпись о том, если живы родственники, пусть отзовутся. И они отозвались…

В Копыле проживает Светлана Владимировна Шостак, в девичестве Баранчик. Письмо ее дяди Борисевича Иосифа Александровича и было опубликовано в районке. Мама Светланы Владимировны – Стеня Александровна – приходилась родной сестрой писавшему воину. К сожалению, солдат не дожил до Победы. В феврале 45-го родные получили похоронку: «Ваш сын, Красноармеец Борисевич Иосиф Александрович (Ред. – орфография сохранена), уроженец с/х Дзержинского Копыльского р-на Бобруйской области. В бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество,  погиб  25  января 1945 года в В/Пруссия, г. Гердауэн». Уточним, в 1946 году г. Гердауэн был переименован в Железнодорожный. А в декабре 1989 года родственникам, которые разыскивали точное место захоронения Иосифа Александровича, за подписью военного комиссара Калининградской области В. Миронова пришел ответ: «Сообщаю, что в списках советских воинов, погибших и захороненных на территории Калининградской области, значится: рядовой БОРИСЕВИЧ Иосиф Александрович захоронен в братской могиле г. Озерска (Ред. – до 1946 года Ангерапп) на площади Победы».

Сдерживая слезы, Светлана Шостак рассказывает об истории своей семьи сотрудникам краеведческого музея Андрею Летчене и Татьяне Воронцовой
Сдерживая слезы, Светлана Шостак рассказывает об истории своей семьи сотрудникам краеведческого музея Андрею Летчене и Татьяне Воронцовой

Дома так и не дождались солдата мама Елена Францевна, сестры Стеня и Маина. Отец же его, Александр Александрович, был репрессирован в 1938 году. Домой он так и не вернулся.

…Родился Иосиф Борисевич в 1925 году. Закончил семилетку в Дусаевщине. До 38-го, когда арестовали отца, семья жила в мураванке – приспособленной под жилье бывшей конюшне. Для размещения большего количества человек она была поделена на комнаты, перегороженные ситцевыми занавесками. Печь также была поделена на 3-4 сектора, в каждом из которых готовила еду определенная семья. Дети могли греться только на своем участке лежака печи. Но даже и этого скромного жилья семья лишилась после того, как вслед за кормильцем все его родные были объявлены врагами народа. Ютились в какой-то комнате, в которой помещались лишь стол да кровать, где спали вчетвером: мама, Стеня, Маина и Иосиф. От голода спасала корова, которую каким-то чудом не конфисковали. Мама по ночам, чтобы никто не видел, в любую погоду и любое время года ходила за сеном. Результат таких вылазок – синие обмороженные ноги, которые она пыталась отогреть у небольшой печурки.

2

Об этом рассказала Светлана Владимировна: историей своей семьи женщина интересуется с детства. В ее архиве – пожелтевшие от времени фотоснимки и другие письма дяди-фронтовика, которые она и принесла. Каждое из них написано красивым аккуратным почерком. В каждом – тревога и забота об оставшихся в родной деревне родственниках. Всего – 9 треугольников-посланий.

Все письма Иосифа начинаются так: «Здравствуйте, дорогая мама, сестры Мая и Стеня. В первых строках своего письма спешу сообщить, что я жив и здоров, чего и вам желаю в вашей домашней жизни».

И уже далее сообщает нехитрые новости из солдатской жизни. «Сколько радости было, когда я получил ваше письмо!.. Я служу с Сергеем Бердником в одной роте, а Витя Римашевский – в другой. Я с Сергеем учусь, и через некоторое время будем младшими сержантами… Сшейте себе к осени боты или ботинки. Подошва та лежит на чердаке под тимофеевкой на середине хлева». 1.09.1944 года.

1924 г. Иосиф – в белой сорочке. Справа – его отец Александр Александрович, сзади – мама Елена Францевна  с родственниками
1924 г. Иосиф – в белой сорочке. Справа – его отец Александр Александрович, сзади – мама Елена Францевна с родственниками

«Дорогая мама! Как я беспокоюсь про вас, мне кажется, что дома у вас не все в порядке. Но, дорогая мама, не беспокойтесь обо мне, потому что я живу в армии неплохо, мне достаточно всего. У меня есть одно еще желание – только хотя бы раз увидеться с вами… Мы скоро выезжаем, а куда – неизвестно. Может, бить немецкого зверя в его собственной берлоге». 7.10.1944 года.

«Привет из Германии! Вы просите, чтобы я сфотографировался. Пока же это невозможно. Если будет возможность, сфотографируюсь и обязательно пришлю карточку… Я уже вам выслал удостоверение, что я служу в Красной Армии. Так что, может, вам остальной денежный налог снимут, если вы будете стараться». Ноябрь 1944 года.

«Живу по-старому, новостей нет, а хотя и есть, то они военного характера и их писать нельзя… Вы спрашиваете, убегают ли здесь люди, как убегали мы от немцев когда-то? Мирного населения здесь нет, так что убегать некому… Здесь у нас негде сфотографироваться, если будет возможно, то обязательно пришлю фото… Товарищей у меня много. Я хорошо дружу с низковичским хлопцем. Едим из одного котелка и вообще читаем один одному письма, которые пишут из дома. Передайте Стене, чтобы она училась еще лучше. Я очень прошу наставницу, чтобы она помогла ей в учебе. Так ей и скажите, что я прошу. Крепко целую вас». 12.01.1945 года.

Не успел Иосиф Борисевич сделать фотоснимок. Через 13 дней он погиб. Так и не увидели родные своего сына и брата в военной форме…

Диана ТКАЧЕНКО

Фото автора и из семейного архива С. В. Шостак



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *