Житель деревни Выня Николай Гаевский: «В стихах – все темы нашей жизни»

Актуально Общество

«Здравствуйте, дорогая редакция…» – так начинается письмо, которое прислал житель д. Выня Бобовнянского сельсовета Николай Гаевский. В конверт вложено несколько листков со стихами, посвященными своей малой родине и ее жителям.

Сегодня Николай Гаевский по состоянию здоровья находится в отделении паллиативной медицинской помощи Быстрицкой участковой больницы.

– Начал писать стихи с 1970-х лет, – рассказывает о себе Николай. – Вдохновением для меня является не только определенная пора года, но и состояние души, некоторые события в обществе или жизни. Также большую роль играет начало стихотворения, что и задает дальнейший тон для написания произведения. Темы использую разные: любовь, родина, смысл жизни.

Николай Гаевский отмечает, что в свое время сформировать творческое мышление ему помогли поэты серебряного века Сергей Есенин, Николай Гумилев, Владимир Маяковский и др., а также более поздние авторы Михаил Воскресенский, Роберт Рождественский. И сейчас, несмотря на сложные жизненные обстоятельства и проблемы со здоровьем, Николай радует знакомых и соседей своим творчеством, не покидая любимое дело даже в трудные минуты.

Павел ШЕИН


Открытым сердцем слышу зов

                                           Отчизны

И откликаюсь на ее призыв.

Не зря ведь деды отдавали жизни,

Чтоб я сегодня помнил их и жил.

Цветут сады, пшеница колосится.

И жизнь прекрасна, что там говорить.

Повсюду только радостные лица

Готовы строить, созидать, творить.

Но говорят: в семье не без урода –

И вот нашлись такие крикуны,

Нужна им, дескать, новая свобода,

Зачем же независимость страны.

Кому-то стало мало территории,

Столбы подвинуть хочется с границ,

Переписать намеренно историю

И вырвать правду из ее страниц.

Клеветники позорные и трусы,

Суфлеры, так погрязшие во лжи,

Не за кордоном, знайте, белорусы,

А здесь, кто хочет родине служить.

Томитесь, обозлившись, на бессилие,

Ваш лай услышим мы еще не раз.

А за спиной – великая Россия.

По-братски беспокоится о нас.

Скажу я вам, политики-грязнули,

Нас напугали, прям-таки до слез.

Да как же вы осмелились, дерзнули

Бросаться с топором  на паровоз?

Мои слова, пускай, не для печати,

Но все-таки освистан ваш артист.

И ваш проект настолько неудачен,

Как и бездарен дядя-сценарист.

Нам – процветать,

На зависть миру – славиться.

Ваши призывы для тупых ушей.

Чешитесь дальше, но так и не избавитесь,

Как от своих, так и залетных вшей.

* * *

Памяти Ольги Павловны Гончар

На Выни, где речушка-притока,

Кстати, речку саму так зовут,

Не широка она, не глубока,

Но в ней рыба и раки живут.

Вся деревня длиннющей стрелою

Пролегла средь широких полей.

Хаты старые, новых не строят,

Перспективы нет вовсе у ней.

А живет здесь та самая Олька,

О которой не мне бы писать.

Да о ней напиши ты хоть сколько

Не сумеешь всего рассказать,

Не увидишь ее на скамейке,

Не лежится на мягкой тахте,

Даже осенью без телогрейки –

Вся в делах и в своей суете.

Худощава, мала, но тягуча.

Не услышишь: «Иди, помоги».

И любую работу получше

Она сделает в зависть другим.

Дров у Павловны, скажем, немало.

На четыре, пожалуй, зимы.

И я ласково звал ее мама,

Часто брал у ней деньги взаймы.

Ходит в лес, собирает грибочки.

Кстати, держит она поросят.

Сыновья у нее, а не дочки,

Может, вспомнят о ней, навестят.

Не поверишь – девятый десяток.

Знать, написано ей на роду

Отдавать всю себя без остатка

Только доброму делу – труду.

Принесет мне, бывало, хоть что-то,

То варенья, то травки пучок.

По деревне обход, как работа,

Даст лучок мне, а с ним чесночок.

Посидим с ней, так много расскажет…

Я того передать не берусь.

Она смолоду шьет, что-то вяжет,

Говорит про свою Беларусь.

Пережила невзгоды и голод,

Сколько ж пройдено в жизни дорог?

Удивлялся я, дух ее – молод!

Дорогая, храни тебя Бог!

* * *

Опустела старушка-деревня.

Ее вид стал убог и уныл.

Лишь стоят великаны-деревья,

Что садили еще до войны.

Редко едут сюда теперь в гости,

Не кричат по утрам петухи,

Кто в больнице, а кто на погосте,

Кто исчез, заслужив за грехи.

Через дома четыре, лишь в пятом

Вызывают ей часто врачей.

Выйдет бабка в халате помятом,

Меня спросит: «Сыночек, ты чей?»

Покосились сараи с забором,

Кто-то к стенке подвесил соху.

Даже нечего делать здесь ворам,

И работы здесь нет пастуху.

А когда-то гоняли два стада…

Обвалившись конюшня стоит,

Аромат плодоносного сада

Здесь о жизни былой говорит.

* * *

Мелодию листвы осенней

Исполнит, вряд ли, нам скрипач.

Лишь ветер легким дуновеньем

Берет аккорды, хоть ты плачь.

Вся эта музыка деревьев

Божественно ласкает слух.

Все глушит город, но в деревне

Листвы мелодия мне друг.

Услышишь шорохи из детства

И юности порыв шальной.

От памяти куда нам деться

Такой далекой и родной.

Вот порыв ветра, как маэстро,

Взмахнул смычком, сбиваясь с нот.

И листья вздрогнули оркестром

И превратились в хоровод.

Еще не раз мы их услышим,

С деревьев отлетит душа.

Хоть и ударится о крышу,

Прошепчет нежное – прощай.

* * *

Еще листва желает зеленеть,

Держась за ветки, продолжая лето,

Но кое-где уже заметна медь,

Поющая от солнечного света.

Когда случайный ветер налетит

И оторвет испуганный листочек,

Пообещая, что он возвратит

Его весной, вновь возродив из почек.

Еще в лугах полным-полно цветов,

Хотя природа тайно увядает.

Глаз радует, но все-таки не то,

Что видим мы весной, в начале мая.

Блуждающая пчелка пролетит

И мелких бабочек расстроенная свора

Запляшет под осенний свой мотив,

Напомнив нам, что осень уже скоро.

По вечерам стоит такая тишь,

Деревьям отдохнуть пора от зноя.

Домой зовут, но не идет малыш –

Песочный замок для кого-то строит.

Вот и солнце садится, остыв,

Догорая костром на закате,

И укутались в листьях кусты,

День кончался, себя вдруг истратив.

С каждым днем все печальней смотреть –

Происходят чудес перемены,

Но не может ничто умереть.

Все опять возродится из тлена…

 

* * *

Было время, когда выбирали мы

Лучший путь на развилках дорог.

Часто путали дьявола с раем мы,

Ошибались во всем, кто как мог.

Еще многое тлеет и помнится,

Наша память не может уснуть.

Она мучает нас, как бессонница,

И готова всегда упрекнуть.

За ошибки, что были, и подлости

Хоть и кажется, что все хорошо.

Всех прощала когда-то нас молодость,

Но ее, как ни жаль, не вернешь.

Искупить бы вину ближе к старости.

На коленях припасть к образам.

Бог простит – кто успеет покаяться,

Он не верит случайным слезам.

Я прощенья прошу за неверие,

За обиды о тех, кого знал.

Давно пала житейства империя

И судьба показалась мне – зла.

Что роптать на былое да прошлое.

Мне нести тяжкий крест до конца.

Благодарен вам, люди хорошие,

И прощаю за все подлецам.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *