«….Пойду выгонять немцев с нашей земли…»

2022 - Год исторической памяти Актуально Общество

– так сказал в 1944 году житель деревни Старица Николай Харитончик, который ушел на фронт и не вернулся…

Во время подготовки одной из фотовыставок к празднованию Дня Победы совместно с районным краеведческим музеем среди материалов мы увидели почтовую карточку. Особенность ее в том, что она отправлена адресату в 1944 году. Стало интересно, от кого Харитончик Мария Адольфовна получала письма в годы Великой Отечественной войны? Найти родственников нам помогла специалист по идеологической работе ОАО «Старица-Агро» Ирина Коваленко. Оказывается, сын Марии Адольфовны Владимир Николаевич Харитончик вместе с женой и сейчас живут в Старице. Мужчина был рад нашему звонку, так как в последнее время часто думал о том, чтобы рассказать о судьбе своей семьи.

  1. Знакомство родителей

Мария Адольфовна (девичья фамилия Рублевская) жила в д. Луговая. Вместе со своей мамой Ефрасинией Станиславовной переехала в Старицу, где устроилась работать на спиртзавод. А Николай Станиславович Харитончик родился в д. Михалевцы в 1913 году. После окончания Слуцкого педагогического училища работал в школе в д. Куцевщина учителем. Затем по определенным причинам пришлось идти работать на спиртзавод. Там и познакомились Мария и Николай. В 1936 году они поженились, а спустя три года на свет появилась доченька Зоя. После двух лет работы на спиртзаводе Николая Харитончика отправили на работу в Осовецкую начальную школу…

  1. Зверства немцев

Ранним летним утром 41-го ничего не предвещало беды, кто-то собирался на работу, кто-то занимался делами, как вдруг в Осовец пришли немцы. Они начали выгонять людей из домов, а в школе сделали немецкий госпиталь. От страха и переживаний за свою жизнь все бежали кто куда. Семья Харитончик решила вернуться назад в Старицу: там жила мама Марии Адольфовны. Приехав в деревню, Мария и Николай застыли от ужаса: на улицах лежали тела убитых людей, а деревня была практически сожжена.

Держа автоматы в руках, немцы собрали всех мужчин и заставили их копать яму, чтобы захоронить погибших. Николай Харитончик, вместе с Пшеничным, Юлюсем, Козелом (фамилии записаны со слов Владимира Харитончика – прим. авт.) и другими односельчанами запрягли лошадей, по всей деревне собирали трупы и свозили в одно место.

Затем немцы привели всех раненых к яме для расстрела. Среди них были двое мужчин, которых очень хорошо запомнила Мария Адольфовна. Один из них Артюшевский Адам Иванович – отец пятерых детей, другой – мужичок, который держал шапку в поврежденной руке. Жена Артюшевского с криками и слезами на глазах упала к ногам фашистов и стала им целовать ноги, умоляя пощадить мужа. Умолила матушка – сердце немца сжалилось, пощадил мужика. Второй, у которого была шапка в руках, успел лишь только сказать: «Мамка моя милая, ты не узнаешь, где моя могилка», после чего немец толкнул его в яму и застрелил, как и всех остальных.

На этом карательная операция оккупантов не закончилась. Они собрали всех оставшихся мирных жителей в поле за деревней, окружили в одно кольцо и хотели расстрелять, так как решили, что эти местные люди с ними воевали. От страха двое молодых братьев Бельмачевы попытались бежать, но их убили. Женщины и дети плакали, у мужчин замер холодный взгляд: «Все, конец». Вдруг неожиданно пришел ксендз Рачковский и начал разговаривать с фашистами по-немецки. Он говорил, что не местные жители стреляли, а отступающие солдаты. Это и спасло людей – оккупанты всех отпустили.

  1. Новое пристанище

Жить в Старице было негде, кто-то остался в землянках, кто-то искал новое пристанище. Семья Харитончик ушла в соседнюю деревню Бадежи. Через некоторое время брат Николая Степановича предложил им приехать в Грозово, сказал, что много пустующих домов осталось после того, как немецкие захватчики расстреляли евреев. В одном из домов и поселились Харитончики. 29 апреля 1942 года родился Владимир. Но отца все время тянуло в Старицу, поэтому решили вернуться.

Николай Степанович ходил к партизанам из отряда командира Дунаева, носил продукты, яйца, молоко в баклажке (сейчас находится в районном краеведческом музее). Утром 7 ноября 1942 года он собрал сумку и в очередной раз ушел.

  1. Спасли жизнь… полицаи

Внезапно для всех в деревню пришли немцы, были слышны автоматные очереди. Через некоторое время в землянку к Харитончикам ворвались фашист и два полицая. Немец при входе ударился головой и начал сильно кричать от злости. Маленький Володя лежал в «ночвах». Немец их пнул ногой, и ребенок перевернулся. четырехлетняя Зойка бросилась защищать брата. Но немец ее оттолкнул, и девочка сильно ударилась головой. Вражеский солдат разозлился и стал доставать пистолет, но полицаи поговорили с ним, а Мария Адольфовна угостила его молоком, он успокоился и ушел. Полицаи узнали женщину и спросили: «А Николай Степанович в партизанах?» Та ответила, что он пошел в Греск на работу.

Вскоре все местные мужчины и Николай Харитончик  вернулись домой.

  1. Все ушли на фронт

В 1944 году всех мужчин забирали на фронт. В сельсовете собралось много людей. У Николая Харитончика была бронь, так как он работал учителем. Его хотели оставить, чтобы учил детей. Однако мужчина пожелал идти воевать. Мария Адольфовна умоляла остаться, но он отказался: «Я бронь брать не буду, пойду выгонять немцев с нашей земли».

  1. Письма без ответа

Николай Степанович часто писал жене, интересовался, как сын, хотел, чтобы тот шел по стопам отца. Фронтовые треугольники приходили с адреса войсковой части, полевой почты 01001. В очередном листе от 9 августа 1944 года он писал: «Маня, почему ты не пишешь? Я ни одного письма от тебя не получил». Мария Адольфовна была удивлена тому, что муж не получает письма, ведь она всегда на них отвечала. Для этого пешком ходила в Копыль, находила грамотного человека, который писал и сразу же отсылала мужу. Однако ни одно письмо до него так и не дошло. А 8 сентября 1944 года пришло сообщение следующего содержания: «…Ваш муж был тяжело ранен в бою и отправлен в медсанбат (01193), откуда в свою часть не возвращался…» Следом пришло другое извещение: «…Красноармеец Харитончик Николай Степанович, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, находился на фронте, но пропал без вести в сентябре 1944…» Больше известий о муже женщина не получала.

  1. Без вести пропавший

После войны с фронта начали приходить местные мужчины. Женщина спрашивала, слышал ли кто о ее муже. Оказалось, что Зубович из Слобода-Кучинки служил вместе с Николаем Харитончиком и рассказывал, как тот был ранен в бою. К нему подбежал Николай Степанович и сказал: «Ты счастливый – будешь жить». Больше его он не видел. Все эти годы Мария Адольфовна вспоминала и переживала о пропавшем Николае.

  1. Долгое восстановление после войны

Тяжелые и голодные годы были после войны. Маленький Владимир до сих пор помнит, как они еще долго жили в землянке. Затем семье погибшего в годы Великой Отечественной войны дали дом. В 12-летнем возрасте Владимир начал работать, чтобы хоть как-то прокормиться. В 1991 году умерла Мария Адольфовна, так и не дождавшись мужа с войны.

И сейчас, в 80-летнем возрасте, Владимир Николаевич прекрасно помнит, как ему, маленькому мальчонке, мама рассказывала все, что происходило в те страшные годы. Он помнит фамилии, события, некоторые моменты записывал в тетрадь, до сих пор хранит письма отца: «Внукам оставлю, пусть все знают свою историю».

Беседовала Наталья ДАВЫДЕНКО



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *