В списках – значатся

2022 - Год исторической памяти Актуально Общество

Эта история интересна не только сама по себе, но и своим продолжением…

Спустя более семидесяти лет стали известны детали события, произошедшего в августе 1942 года, когда гитлеровцы расстреляли копылян. В их числе была и семья БЕРДНИК, чьи имена теперь значатся на памятнике братской могилы, расположенной на гражданском кладбище Копыля. Для увековечивания памяти многое сделала родственница погибших Ирина ГРУШЕВСКАЯ из Лунинца. Но обо всем по порядку. 

НЕМЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ

О трагедии своей семьи в годы Великой Отечественной войны учитель  английского языка гимназии г. Лунинца Ирина Грушевская знает в мельчайших деталях.

«Строки известной с 1970-х годов песни «И живу я на земле долго за себя и за того парня…» прямо касаются судьбы моей мамы – Лилии Васильевны Гнедько (ур. Шарыпо, 1936 г.р.). С той лишь поправкой, что живет она как минимум за четырех родных людей – сестру с мужем и двух племянников, расстрелянных гитлеровцами в годы Великой Отечественной войны», – об этом сообщила Ирина Грушевская в своем электронном обращении, присланном на рассмотрение в Копыльский райисполком в июле текущего года.

■ Лилия Шарыпо (Гнедько), 1956 г.

…Эмилия (так Лилия Васильевна была названа при рождении, имя изменили после войны.  – Прим. авт.) была одиннадцатой из двенадцати детей в семье Шарыпо. Их малая родина – деревня Орешки Оршанского района на Витебщине. В конце 1930-х годов семья переехала в Копыль, куда еще раньше вышла замуж старшая дочь Александра Васильевна Шарыпо. Ее муж Сергей Бердник заведовал магазином. В семье подрастали двое детей: Ирина и Анатолий были почти ровесниками тети Эмилии. Девочка часто приходила в семью старшей сестры, играла с племянниками, бывало оставалась ночевать.

Роковой ночью 1942 года страшный шум разбудил взрослых и детей. Семья Бердник была арестована фашистами вместе с еще сорока жителями Копыля, которых обвинили в помощи партизанам. Александра работала в аптеке и передавала лекарства местным воинам. Всех загнали в заброшенный сарай на окраине города. Оккупанты держали узников впроголодь – ведро воды и буханка хлеба на день. Душное пространство было наполнено слезами и отчаянием. Вместе с родными в заключении оказалась и Эмилия Шарыпо. Узнав об аресте, отец с матерью достали патефон и отрез бостона (в пред – и военной бедности это были предметы богатства. – Прим. авт.) и отправились к знакомой переводчице. Родители умоляли ее спасти семью старшей дочери и младшую Эмилию, которая случайно оказалась в доме Бердников в ту ночь. Переводчица помогла. Она убедила немецких офицеров в том, что маленькая девочка не является членом подозреваемой семьи, у нее другая фамилия. И сегодня Лилия Васильевна с содроганием вспоминает, как в сарай неожиданно вошел немец и на ломаном русском языке произнес: «Ша–рры–па».

Александра подтолкнула свою младшую сестричку к двери. Эмилию вывели из здания, в котором они сидели. За столом сидел немецкий офицер. Он несколько раз бросал грозные взгляды на испуганную девочку, а затем произнес: «Weg, nach hause». Эмилия повернулась – и пошла… Пошла домой. Отчаявшиеся родители со слезами радости заключили дочку в объятия… А в это время арестованных мужчин заставили копать большую могилу. На следующий день, на рассвете, жителей города разбудили выстрелы. Фашисты уничтожили всех: и взрослых, и детей. Только чудо спасло маленькую Эмилию от гибели. Через некоторое время арестовали и семью Шарыпо, но, к счастью, вскоре выпустили.

Родители не стали ждать третьей облавы. Собрав пожитки, погрузили на повозку и ночью направились в лес к партизанам. Это была зима 1942-1943 года. Лошадь с трудом двигалась, дети шли за повозкой, проваливаясь в снег по пояс. Брат Эмилии застрял в глубоком сугробе. Отец на ходу вытащил его, а валенки так и остались в снегу. Тяжелые условия лесной жизни, кровопролитные бои, в которых участвовали близкие люди, полуголодное существование – все это заставляло взрослеть детей не по годам.

После освобождения Копыля семья Шарыпо вернулась в родной дом по ул. Пушкина, который, к счастью, уцелел.

И еще одно воспоминание кажется недавним – перезахоронение расстрелянных. Это было в начале 50-х гг. Сегодня в глазах Лилии Васильевны стоят два маленьких тельца племянников, укутанных платком, в объятии их мамы…

Лилия отучилась в Копыльской Русской школе и уехала поступать.

«Предполагала, что на мемориальной плите увековечены имена невинных жертв фашизма и из нашей семьи, которые навсегда останутся в памяти следующих поколений. Во время празднования Дня белорусской письменности посетила Копыль и была очень огорчена… Прошу увековечить на братской могиле имена моих родных – жертв фашизма», – продолжаем читать в письме Ирины Александровны Грушевской.

НА ГРАНИТНЫХ ПЛИТАХ ИМЕНА

Специалисты отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи райисполкома провели работу по поиску погибших Бердников в годы Великой Отечественной войны. Выяснилось, что их имена значатся в книге «Память. Копыльский район» в разделе «Жители Копыля, расстрелянные и повешенные оккупантами». К слову, экземпляр книги на память был отправлен в адрес заявительницы.

■ На памятнике братской могилы в списке и имена семьи Бердник

Сотрудники Копыльского РКБО добавили четыре фамилии к уже имеющимся на братской могиле жертвам фашизма, расположенной на гражданском кладбище в г. Копыле. Теперь, спустя десятилетия, родственники могут вновь приехать на Копыльщину, чтобы почтить память родных и близких.

– Выражаем искреннюю признательность и огромную благодарность за увековечивание на надгробном памятнике имени моей тети, Бердник Александры Васильевны, и ее семьи, которые стали жертвами фашизма, – поблагодарила в своем письме Ирина Грушевская. – Спасибо за экземпляр книги «Память. Копыльский район». Она передана в библиотеку храма иконы Божией Матери «Взыскание погибших» г. Лунинца, приход которого ориентирован на духовно–патриотическое воспитание. В церковной библиотеке собрано уже около 50–ти книг «Память» разных районов Беларуси.

■ Протоиерей Сергий Крышталь, Андрей и Ирина Грушевские во время передачи книги «Память. Копыльский район»

Для меня очень важно, что здесь представлен и Копыль. Настоятель протоиерей Сергий Крышталь с благодарностью принял издание от меня и моего сына Андрея. Надеюсь, что нашей семье удастся посетить братскую могилу в Копыле и преклонить головы в память о наших родственниках и всех невинных мирных жителях, расстрелянных фашистами.

Татьяна БОХАН

Многоточие истории

С этим материалом я познакомилась, когда он готовился к печати, и многое в истории заставило задуматься.  Дело в том, что в нашей семье также произошла подобная трагедия. Сестру моей бабушки Карман Веру Афанасьевну,  ее мужа Николая и малолетних детей Артура и Людмилку расстреляли фашисты. Об этом мы писали ранее. И произошло это в августе 1942 года: в то время, когда была убита семья Бердник. Я связалась с Ириной Грушевской. Как оказалось, ее мама Лилия Васильевна Гнедько еще жива и прекрасно помнит те события, несмотря на то, что в указанное время ей было 8 лет. Женщина рассказала, что и сегодня видит тот ясный солнечный день. Пленники сидели в каменном здании, находившемся в центре Копыля (скорее всего, это был костел, как рассказывала моя бабушка). Помнит и то, как к буханке хлеба и воде никто не прикасался, потому что люди боялись и молились. Их расстреляли под утро в центре местечка. Трудно представить, что в эти последние минуты их жизни с семьей Бердник находились и наши родные…

Их останки перезахоронила в 1950 году перед строительством районного дома культуры моя прабабушка Курильчик Елена Григорьевна вместе со своей двоюродной сестрой. Захоронены они на городском кладбище недалеко от указанной братской могилы.

Провизора Шуру Шарыпо (Бердник) сегодня помнит и копылянка Лина Иосифовна Конкевич, чей отец Иосиф Васильевич трудился в аптеке вместе с погибшей женщиной.

Казалось бы, события давно минувших дней, но они и сегодня находят свое продолжение. А это значит, что в истории Великой Отечественной войны еще рано ставить точку, лишь многоточие…

Диана ТКАЧЕНКО



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *