«Золотая нива, жаркая страда». Как от зари до зари хлеборобы «Копыльского» убирают урожай

Актуально Экономика

Под колесами «Нивы» хрустит свежесжатая стерня. Поле возле деревни Черногубово в ОАО «Копыльское» убирать начали недавно. Из-за проливных дождей жатва немного приостановилась. Но опять набирает обороты.

Солнце в зените. Комбайнов еще не видно, однако гул мощной техники слышен издалека. Неповторимая атмосфера жатвы будто осязаема и повисла в воздухе приятным, знакомым с детства запахом созревшей хлебной нивы. Тяжелые колосья озимого ячменя откровенно радуют глаз.

Машина заместителя директора по растениеводству сельхозпредприятия Сергея Матюшенко мчит по полю ровно. Ее не подбрасывает на кочках. Колеса то и дело не западают в полевые неровности. А это значит, что земледелие в хозяйстве на высоком уровне — предпосевной обработке почвы в свое время уделили немало внимания. Поэтому и такая урожайность. Промежуточная сейчас — 50 центнеров с гектара.

— Сейчас здесь два экипажа работают. Их основная задача — обжать поле и сделать прокосы для автомобилей. Завтра приедут другие, — говорит Сергей Матюшенко.

— А почему не сразу все начинают? — спрашиваю.

— Потому что на поле тогда сплошная неразбериха. Предпочитаю подготовить, а после уже начинать уборку основной части зерновых, — отвечает Матюшенко.

А вот появляется силуэт комбайна «Полесье». Останавливаемся. Из кабины спускается экипаж. Лица обоих уже покрыл летний загар. А это красноречиво говорит о том, что труженики полей не упускают ни одного погожего денька.

— Работаю в хозяйстве заведующим мастерскими. Но вот уже второй сезон сажусь за штурвал мощной зерноуборочной техники, — рассказывает старший комбайнер Дмитрий Наркевич.

■ Владимир Дубинин и Дмитрий Наркевич

— А я трудился в паре с Дмитрием и в прошлом году. Тандем получился неплохой, и эту жатву тоже проведем вместе, — вступает в разговор комбайнер Владимир Дубинин.

Труженики улыбаются. И о своей работе рассказывают охотно. То и дело шутят: ведь юмор всегда поднимает настроение и боевой дух.

— Наш рабочий день начался ранним утром. Однако техника в поле вышла к обеду. Ночью прошел дождик, поэтому ячменю нужно время, чтобы просохнуть. Благо, погода этому способствует и солнышко сегодня пригревает хорошо, — Дмитрий Наркевич возвращается в кабину и выравнивает машину.

Огромная жатка опускается в золотые колосья, а в бункер сыплется новый урожай. Комбайнер обжинает самый край поля рядом с глубокой канавой. Однако это его не пугает: комбайном он управляет с ювелирной точностью.

— Залог успешной работы в поле — хорошая подготовка техники и ее правильная настройка. Регулировка выполняется с учетом состояния убираемой культуры и внешних факторов. Это повышает эффективность работы и минимизирует издержки, — считает Дмитрий.

— Какую культуру сложнее всего убирать? — уточняю.

— Свои особенности есть у каждой. Например, ячмень низкий и сильно пылит. Усы у него уж больно колючие. А вот пшеницу убирать легче всего. По крайней мере, для меня. Она чистая, колос без усов, да и вес имеет, — Наркевич с интересом рассказывает о своей работе, а после удивляет: — У нас в кабине каждого комбайна есть серп!

— Для чего вы его используете? — спрашиваю.

— Полеглицу поднимать. Бывают ситуации, когда это сделать не так-то просто. И справа, и слева жаткой пытаешься поднять, и спереди подъезжаешь. А часть колосьев остается на земле — и все тут! Приходится вооружаться серпом и убирать их вручную.

— Прям как наши бабушки и дедушки…

— Можно ощутить немножко ту атмосферу, однако это ни в какое сравнение не идет с условиями труда тех времен. Сегодня все гораздо комфортнее. Взять ту же кабину: все закрыто, пыль особо не пропускает, да и уровень шума гораздо ниже. Кондиционер — большое дело, жара уже не так изнуряет.

Дмитрий то и дело поглядывает на установленный в кабине компьютер, на экран которого выводятся все данные. При запуске мотора компьютер автоматически проверяет целостность основных систем и правильность их работы. При обнаружении неполадок комбайнер получает оповещение, чтобы не допустить ухудшения ситуации. Через наклонную камеру колосья подаются в молотильный барабан, где в кажущемся хаосе вращения и бесчисленных ударов о стенки зерно очищается, оседает на скатную доску и попадает в бункер. А солома выталкивается обратно. Пока что измельченная и в разброс, ведь подъездные пути должны быть чистыми и без препятствий. А после комбайны перенастроят, солома будет выходить целой и ложиться в аккуратный валок.

— Для меня важно, чтобы техника работала как часы. От этого зависят намолоты и зарплата, — говорит Дмитрий Наркевич.

■ Экипаж в составе комбайнера Евгения Пешкура и старшего комбайнера Сергея Короля

Вот и бункер почти полон. Еще немного — и свежее зерно посыплется в кузов ожидающего автомобиля. Подъезжает и другой комбайн, который тоже обжинал поле, но только с противоположной стороны. Экипаж в составе старшего комбайнера Сергея Короля и комбайнера Евгения Пешкура также отлично управляет мощной техникой. Дилетантов в этом деле нет. Еще один КЗС-1218 замирает, продолжая урчать, словно выражая недовольство ненужной остановкой.

Две огромные машины выстроились одна за другой. Шустрый МАЗ принял намолоченное зерно. А комбайны, не задерживаясь, уезжают. Словно корабли, плывут по бескрайнему полю и почти скрываются из вида. В летнем стрекоте насекомых и шелесте ветра все меньше становится понятно, где и в какой стороне этого пространства кипит жатва.

Кристина ЖОГОЛЬ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.