На Копыльщине состоялись диалоговые площадки молодежи с бывшими узниками концлагерей

Актуально Общество

11 апреля – Международный день освобождения узников фашистских концлагерей смерти

На Копыльщине состоялись диалоговые площадки  молодежи с бывшими узниками концлагерей, приуроченные к указанной дате.

Она установлена в память о восстании заключенных в нацистском концлагере Бухенвальд на территории Германии, которое произошло в этот день в 1945 году. Узникам удалось обезоружить более 800 солдат охраны. После того, как 13 апреля к лагерю подошли американские войска, он был полностью освобожден. Спасены были более 21 тыс. человек, включая 914 детей.

Открывая встречи в СШ № 2 и гимназии № 1 г. Копыля, председатель районного Совета ветеранов Людмила Каменко отметила, что сегодня в районе проживает 11 малолетних узников фашистских концлагерей. Всего же через сеть карательных учреждений в военные годы прошли около 20 миллионов человек из 30 стран мира. Около 12 миллионов из них погибли. При этом каждый пятый узник был ребенком. Для нашей страны это особая дата, так как около 5 миллионов погибших являлись гражданами СССР.

■ Во время встречи в гимназии № 1 Ольга Степанова, Евгений Сивец, Людмила Каменко, Олег Сивец и Елена Карпеленя

Детство, опаленное войной

Бухенвальд, Освенцим, Дахау, Майданек, Треблинка, Равенсбрюк, Тростенец… Это не полный список концлагерей фашистской Германии во Второй мировой войне, где царили смерть, пытки и терзания. Для очевидцев тех страшных дней, кто прошел сквозь ужасы их застенков, каждое воспоминание вызывает боль и слезы. Заключенные, тогда еще дети, рассказали о том, как у них забирали кровь для раненых немецких офицеров, как наказывали только за то, что не так посмотрели на карателей.

Сложно давались воспоминания Людвике Людвиковне КОШМАНОВОЙ:

— Через нашу семью, как и через сотни тысяч подобных, война прошла черной полосой. В 1944 году меня, сестру и мать увезли в концлагерь в Германию. Причиной тому стало участие моего отца в освобождении руководителей партизанского отряда в городе Пинске. Получив свободу, люди, которые находились в тюрьме, боялись расплаты. К тому времени немецкое командование издало приказ, согласно которому за одну немецкую голову будет расстреляно 100 наших человек. Началась облава в Пинске. Отец, как участник, очень переживал и приехал, чтобы нас вывезти в деревню. Однако сосед подсказал немцам, что отец сейчас находится в доме. Его забрали сразу, а мы на время остались. Потом пришли и за нами. В лагере мы пробыли 11 месяцев. Естественно, условия были ужаснейшие. В августе 1945 года нас освободили. Конечно, пережитое отразилось на моем здоровье. Но ничего, выбрала профессию медика и около 30 лет проработала в районном центре гигиены и эпидемиологии. Прошли годы, дети уже взрослые, но пережитого не забыть.

■ Людвика Кошманова и Екатерина Иванова

Тяжелая судьба и у бывшего малолетнего узника фашистского концлагеря Екатерины Макаровны ИВАНОВОЙ:

— Я войны не помню, была маленькой, когда увезли в Германию. Но я ее чувствую, и она со мной по сей день. В концлагере, это по словам мамы, которая очень рано умерла по возвращении домой от тяжелого труда, у нас, маленьких детей, брали кровь для немецких офицеров. Кормили баландой со свеклы и картошкой, больше ничего не было. И меня уже списали, как и других детей, чтобы сжечь в крематории. Меня спас военный немецкий врач, который почему-то проникся жалостью. Рискуя своей жизнью, он забрал меня к себе домой. Я ему, вот сколько живу, столько благодарна: никогда его не видела, потому что не помню в силу своего возраста. По словам мамы, в лагере работали они по 12 и больше часов и наказывали их просто так, ни за что: плохое настроение у немецкого солдата или посмотрел не так. Когда после освобождения вернулись домой, мы жили в землянке, потому что все было сожжено. Было холодно и голодно: ходили по полям, собирали мерзлый картофель, что-то из него готовили и было так вкусно. Не по годам стала самостоятельной: мама болела, а я, несовершеннолетняя, работала наравне со взрослыми. В школу одевать было нечего: только желтые байковые шаровары и, наверное, 42-го размера резиновые сапоги. Вот так бежала в первую смену в школу, возвращалась домой, снимала вещи, которые потом одевала сестра, а я сидела на печке. Тем женщинам, у которых мужья пришли с войны, им было легче. Наш отец погиб, вначале он был в партизанах, а потом в рядах Красной Армии. Помню еще один случай, как хотелось кушать. Одна женщина угостила меня кусочком, грамм на 100 хлеба. Прибежала я домой такая счастливая и не знала, куда от радости положить, все ждала, когда придут все, чтобы поделиться. Но не дождалась… съела. Образование так и не получила, потому как работала. Шли годы, жизнь наладилась. Вышла замуж, родила двух сыновей. Дети получили высшее образование, уж очень хотелось, чтобы они прожили не так, как я, поэтому мы с мужем делали все для их благосостояния. Одного сына, к большому моему горю, уже нет.

■ Учащиеся СШ № 2 г. Копыля внимательно слушали выступающих

Вспоминает и бывший малолетний узник Евгений Васильевич СИВЕЦ, в судьбу которого вплелись тяжелые годы в концлагере:

— Мне было чуть более полугода, когда вместе с отцом, мамой и еще двумя братьями нас увезли из Беларуси в Германию в фашистский лагерь. Взрослых заставляли работать, а дети оставались в лагерях. Все мы недоедали, поэтому после освобождения вернулись домой с «букетом» различных заболеваний. И я чуть не умер от голода, ведь кормили нас баландой, и за счастье было найти в ней хоть кусочек брюквы. Вспоминаю, что возвращаться из лагерей было некуда. Поэтому пришлось жить в землянке, потому что родной дом немцы сожгли.

Помнить, чтобы жить…

Диалог молодого и старшего поколения традиционно проходит в теплой и очень душевной обстановке. Как оказалось, рассказы бывших узников концлагерей не могли не тронуть «за живое» школьников. В своем ответном слове старшеклассницы Алина Мороз и Анна Матусевич от имени всей присутствующей молодежи поблагодарили узников и пообещали, что будут бережно хранить в памяти исторические события и факты времен Великой Оте-чественной войны.

На встрече также выступил и сын малолетнего узника, член Совета районной организации ОО «Белорусский союз офицеров» полковник запаса Олег Сивец:

— Мой отец — моя поддержка и опора. Он столько пережил, поэтому сегодня нельзя допустить, чтобы подобное вновь повторилось.

Согласитесь, что памятью жив человек. Как писал А.Т. Твардовский:  «…Прошла война, прошла страда,  но боль взывает к людям: давайте, люди, никогда об этом не забудем…»

Подобные встречи также прошли в Тимковичской СШ и Семежевском УПК д/с-СШ. Организованы они отделом идеологической работы, культуры и по делам молодежи райисполкома при поддержке районного Совета ветеранов.

Татьяна БОХАН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *